Изображение контакта

Мария Байер

Артисты
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Заслуженная артистка РФ.
 
Мария Ремовна Байер работала в Ижевском русском театре драмы имени В.Короленко, Ульяновском драматическом и Кустанайском драматическом театре имени М.Горького.
 
С 1986 года – артистка нашего театра.

Лауреат премии Главы города Нижний Тагил «За достижения в области культуры и искусства» 2000 года (за роль Марты в спектакле "Не боюсь Вирджинии Вулф").

Участница 
     * IV Московского фестиваля театров малых городов (Мадам де Бревиль, "Пышка"),
     * Международного фестиваля "Коляда-plays" 2010 года (Она, "Старая зайчиха").
 
Роли в спектаклях:
Инна - "Три красавицы"
Раневская"Вишневый сад"
Мачеха – "Золушка"
 
Роли в спектаклях прошлых лет:

Кормилица Джульетты - "Ромео и Джульетта"

Гертруда - "Гамлет"

Филумена - "Филумена Мартурано"

Мамаша Кураж - "Мамаша Кураж"

Графиня де Бревиль - "Пышка"

Мэри - "Маленькие трагедии"

Раиса Горемыкина  - "Горное гнездо"

Она - "Старая зайчиха"

Олимпиада -  "Плачу вперед"

Фрейлина Мурышкина - "Русский секрет"

 и другие

 

Фотоальбом >>>>>>>>>>>>>>

         
  • 000pominal
  • 000pominal1
  • 000pominal2
  • 001
  • 002
  • 003
  • 004
  • 005
  • 006
  • 007
  • 008
  • 009
  • 00pominal
  • 00pominal1
  • 00pominal2
  • 010
  • 011
  • 012
  • 013
               

 Спектакль "Филумена Мартурано". (М.Байер - Филумена)   1 часть  2 часть

Телевизионный фильм "Горное гнездо" (М.Байер - Раиса Павловна)   1 часть  2 часть

 

 Мемуарный монолог

20 лет назад приехалa в Нижнетагильский драматический театр

актриса Мария Байер.  Ее героини в давно уже не идущих спектаклях "Звезды на утреннем небе", "Сестры", "С днем рождения, Ванда Джун!" и в сегодняшних "Мамаша Кураж", "Все нормально" живут ярко, страстно, темпераментно. Но сегодня, накануне открытия театрального сезона, актриса вспоминает не о своих ролях, а о своих партнерах.

 

Театр для многих актеров, а для меня уж точно, - это даже не вторая, а первая жизнь. И партнеры с годами становятся также дороги, как родные, как члены семьи, как самые близкие друзья. И терять их больно, и пустеет без них на душе.

 

Так случилось, что троих драгоценных моих партнеров М.Юрченко, Е.Кашникова и А.Саловского уже нет на земле. Вместе с ними ушли спектакли, где мы работали вместе, именно работали, старались, добивались, сгорали…

 

Миша Юрченко был уникальным партнером: чутким, тонким, очень внимательным. Он был человеком скромным, наивным, простодушным, которого Бог поцеловал в темячко. Он сам, наверное, не знал, как он талантлив. С ним мы играли много – "Дядюшкин сон", "Пышка", "Горное гнездо", где у него была роскошная роль Прозорова. Репетировал он ее трудно, очень переживал, когда что-то не получалось, и на премьеру шел с опаской. И даже когда на его последнем монологе зал затаил дыхание, потом прервал аплодисментами, потом вновь замолчал, потрясенный, Миша так и не поверил, что это его успех, колоссальный успех.

 

Все основные свои крупные роли я сыграла с Евгением Кашниковым – "Леди Гамильтон", "Ромео и Джульетта", "Чайка"... Мы в один день получили звания заслуженных артистов, вместе с коллективом отмечали и это событие, и театральные премьеры, и вообще он был очень близок мне по жизни. В нем была порода, аристократизм, ироничность, вальяжность. Все это в нем притягивало, все это делало его роли незабываемыми. Нашим любимым спектаклем был «Филумена Мартурано», где Е.Кашников играл человека, которого моя героиня любила много лет, а он ее много лет предавал. Когда Женя умер, его роль играл В.Пашнин, в его герое было море обаяния, нерва, но для меня это стал уже другой спектакль, и любовь была как будто не первая уже, а вторая…

 

Ненадолго судьба подарила мне кусочек счастья партнерствовать с А.Саловским. В нем была потрясающая мощь и  самоирония. Мы играли вместе в спектаклях "Яма", "Чайка" и в спектакле, за который оба были удостоены премии Главы города «За выдающиеся успехи в области искусства» - "Не боюсь Вирджинии Вулф". Мы репетировали "Анфису" Андреева - потрясающе, блестяще работал Саша, ему было безумно жалко, что спектакль из-за начатого в театре ремонта так и не вышел…  Не осуществилась эта его работа, которая могла стать открытием. И вообще, в его актерской судьбе многое не осуществилось. Он только начал уверенно набирать, пришел опыт, жизненная и профессиональная мудрость… и жизнь оборвалась.

 

Вспоминая о партнерах, не могу не назвать мою дорогую подругу, тоже ушедшую из жизни, Татьяну Дралюк. Вместе мы работали нечасто, в основном в небольших эпизодах, но, она помогала мне так, как ни один режиссер, разбирала роли так, как ни один критик не мог.

 

Их нет, но мне кажется, что их энергетика, их души здесь, в театре. И это ощущение помогает, когда становится тяжело.

 

Мои партнеры, теперь уже заслуженные артисты России И.Булыгин и Е.Гордеева во многих спектаклях играли моих детей: "Чайка", "Гамлет", "Ромео и Джульетта", "Филумена Мартурано", "Мамаша Кураж". Я их и сейчас воспринимаю как детей, хотя оба они уже взрослые, зрелые актеры и режиссеры. С Игорем мы работали над спектаклем "Не боюсь Вирджинии Вулф и по-настоящему объединились вокруг Булыгина-режиссера, поверили в его идеи. Репетиции с ним я вспоминаю как моменты величайшего творческого счастья. Лена Гордеева недавно закончила режиссерский факультет Екатеринбургского театрального института, и я надеюсь, что нас еще ждет совместная работа.

 

Сейчас у меня в нескольких спектаклях партнер заслуженный артист Евгений Белоногов. Ему подвластны роли любого жанра и любого возраста, и работать с ним в спектаклях "Пышка", "Гамлет", "Мамаша Кураж" интересно.  А наш дуэтный спектакль "Все нормально" он поставил сам. И я искренне благодарна ему за эту работу.

 

С любовью и теплотой вспоминаю партнерство с А. Вакулиной в "Филумене Мартурано", где она играла служанку моей героини, заменившую ей мать. Алевтина Александровна - это наше достояние, и мне нисколько не зазорно и сейчас учиться у нее.

 

Все-таки мне повезло и везет на партнеров, потому что актеры в нашем театре очень хорошие, по-моему гораздо лучше, чем в столицах. (Записала Ольга Черепова, "Тагильский рабочий, 2006 год)

 

Предъюбилейная беседа
 
Похоже, сегодня Марии Байер будет не до праздника: до ее дня рождения и до ее бенефиса осталась ровно неделя. Она безумно волнуется, приглашает гостей и репетирует, репетирует, репетирует. Зная, что я пишу о ней в газету, она полюбопытствовала:
 
- Ты меня не очень расхваливаешь? Почитай! Вдруг что-нибудь не так... Слушая, она то и дело останавливала меня. А я  вписала в уже готовый, по-моему, материал все ее комментарии, вопросы и мои ответы. 
     
Случается, что актрисы подолгу, чуть ли не по полжизни ждут "своей" роли. Марии Байер повезло. Драматурги всех времен и народов любили и любят писать для таких ярких, темпераментных, эффектных и эмоциональных актрис, как она. Словно для нее написал К.Гольдони трактирщицу Мирандолину, А.Островский бесприданницу Ларису Огудалову, Л.Сейфуллина Виринею...
 
- Добавь сюда еще Катерину Измайлову, Кручинину, Раневскую и Мамашу Кураж.
- Так ты же эти роли не играла...
- Зато мечтаю сыграть! Еще я мечтаю сыграть женщину слабую, замученную жизнью... А то у меня все героини чересчур сильные, волевые.
- У меня дальше как раз о них.  
 
...И режиссеры всегда дарили М.Байер роли женщин мятежных, одержимых, уверенных в себе, таких, которые сами вершат свои судьбы. Любовь у них безоглядная, страсти - необузданные, вера - иступленная. Ее Филумена Мартурано, леди Гамильмон, Белотелова, Ванда Джун, Аркадина, Раиса Павловна из премьерного "Горного гнезда" - это вулканы страстей!
 
- Напиши, что Раиса Павловна настолько противоречивая роль и сложная, что я думала, никогда не смогу ее сыграть, а Филумена - это моя любимая роль.
- Хорошо, напишу....
 
Они живут по максимуму, требуя от жизни: или все, или ничего. И вне сцены Мария Байер такая же. В прежние времена, когда все спектакли обсуждали свердловские или московские критики, стоило им не похвалить игру Марии, она готова была рыдать, искренне считая, что ее жестоко отругали. Стоит ей не услышать "запрограммированных" после конкретной сцены всхлипываний или смеха, она будет уверена, что провалилась...
 
- Преувеличиваешь!
- А что, это неправда?
- Наверное...правда. Ведь я, в общем-то, совсем не похожа на моих героинь - у меня нет такой душевной силы, как у них, такой внутренней защищенности и уверенности... Но все равно, ведь я для себя главный критик.
- Это точно.
 
Начиная работать над ролью, она всегда идет от себя, от своего ощущения создаваемого характера, поэтому режиссерам с ней непросто. Случилось так, что репетируя Аркадину в "Чайке", она никак не хотела согласиться с режиссерской трактовкой образа. Но насколько смогла победить себя, выполнила предложенный им рисунок роли.
 
- Зачем ты про "Чайку"? Знаешь же, что я ее не люблю!
- Зато я люблю. Это был один из лучших спектаклей театра...
 
Но она даже сейчас, когда спектакль уже давно не идет, не любит смотреть его видеозапись и, сколько не уверяй ее, что Аркадина была ее удачей - не верит, потому что больше всего все-таки доверяет себе, и судит себя строже, чем  другие.    
 
- Этому я научилась у мамы. Ты обязательно напиши о ней! И об отце. Вообще, о нашей актерской династии.
- Написала я уже.
Ее мама Нина Александровна Малисова - народная артистка Удмуртии, известнейшая актриса Российской периферии.
- Она была великая актриса! Ее в Москву сто раз приглашали! Она весь мировой репертуар переиграла - Вассу Железнову, мамашу Кураж, Толганай из "Материнского поля"... Великая, понимаешь? Исправь, пожалуйста!
- Хорошо, исправлю...
 
Ее отец Рэм Георгиевич Байер играл Ромео и Д`Артаньяна, князя Мышкина и Гамлета, он любил характерные роли. По наследству эта любовь передалась Марии. И музыкальность, певческий голос у нее тоже от отца, который сейчас живет и работает в Америке. 
 
- Ну, музыкальность у меня и от мамы тоже! А еще, знаешь что интересно, отец пел под псевдонимом Роман Романов, выступал в Карнеги-холле и Линкольн-холле, гастролировал по Европе. Американская пресса называла его королем русского и цыганского романса. 
 
...Сын Марии - Тимофей Кожухар - артист в третьем поколении. Сначала он работал у Романа Виктюка, сейчас перешел в московский театр "Жар-птица".
- А ведь я изо всех сил старалась уберечь его от театра - у актеров такая несвободная жизнь, такая постоянная зависимость - от обстоятельств, от репертуара, от режиссеров... Не смогла... Ну, читай дальше! 
- Читаю... 
 
...Ее путь в актрисы был традиционным для девочки из актерской семьи. Родители, конечно же, были против, чтоб она шла на сцену, отдали ее в художественную школу и прочили ей карьеру художника-модельера. С одной стороны, они старались не напрасно: Мария и сейчас прекрасно вяжет, создавая оригинальные модели. Но с другой стороны... За месяц до выпускных экзаменов она бросила школу и пошла работать на телевидение помощником режиссера,  вскоре перебралась в театр, стала сначала реквизитором, а потом актрисой вспомогательного состава, и в первый свой сезон сыграла двенадцать ролей!
 
- Я их выучила, стоя за кулисами во время спектаклей. А когда, вдруг заболевали актрисы, быстро вводилась на их роли.
- Не перебивай по пустякам!  
 
... До Нижнетагильского в ее жизни было еще три театра - Ижевский русский им. В.Короленко, Ульяновский областной и Кустанайский имени М.Горького.
 
- Ижевский я больше всех люблю, может, потому, что сыграла за двенадцать лет 42 роли, за две из них - Нэркэс в спектакле "Месть" Ю.Юмагулова и Залифу в "Обете" З.Биишевой получила Дипломы первой степени в Ленинграде на Всероссийских фестивалях национальной драматургии...
- Что ты плачешь-то?
- Понимаешь, с этим театром  молодость связана, любовь... И еще... там я играла в одних спектаклях с мамой... 
 
Двенадцать лет Мария Байер работает в нашем театре, здесь стала она заслуженной артисткой России, здесь сыграла многие дорогие ей роли и, надеюсь, сыграет еще те, о которых мечтает...
- Это все?
- Ты считаешь, я о чем-то важном умолчала?
- О том, сколько мне лет... Везде афиши висят: "М.Байер приглашает на юбилейный бенефис". А какой юбилей, не написано. 
- Маш, ну ведь сорок пять - это не юбилей! А на  шестьдесят ты не выглядишь. Так что тут нет никакой загадки!
- Ну и тайны никакой нет. Мне пятьдесят! И я люблю сцену, театр, всех моих героинь. Я не могу жить без их радостей и страданий, не могу жить без слепящего света софитов, без репетиций и премьер, без моих партнеров и моих зрителей!
- Хорошо, так и закончим!     
 
(Ольга Черепова, "Тагильский рабочий" 3 апреля 1997) 
- Ты меня не очень расхваливаешь? Почитай! Вдруг что-нибудь не так... Слушая, она то и дело останавливала меня. А я вписала в уже готовый, по-моему, материал все ее комментарии, вопросы и мои ответы.

Случается, что актрисы подолгу, чуть ли не по полжизни ждут «своей» роли. Марии Байер повезло. Драматурги всех времен и народов любили и любят писать для таких ярких, темпераментных, эффектных и эмоциональных актрис, как она. Словно для нее написал К.Гольдони трактирщицу Мирандолину, А.Островский бесприданницу Ларису Огудалову, Л.Сейфуллина Виринею...

- Добавь сюда еще Катерину Измайлову, Кручинину, Раневскую и Мамашу Кураж.
- Так ты же эти роли не играла...
- Зато мечтаю сыграть! Еще я мечтаю сыграть женщину слабую, замученную жизнью... А то у меня все героини через чур сильные, волевые.
- У меня дальше как раз о них.


...И режиссеры всегда дарили М.Байер роли женщин мятежных, одержимых, уверенных в себе, таких, которые сами вершат свои судьбы. Любовь у них безоглядная, страсти - необузданные, вера - иступленная. Ее Филумена Мартурано, леди Гамильмон, Белотелова, Ванда Джун, Аркадина, Раиса Павловна из премьерного «Горного гнезда» - это вулканы страстей!

- Напиши, что Раиса Павловна настолько противоречивая роль и сложная, что я думала, никогда не смогу ее сыграть, а Филумена - это моя любимая роль.
- Хорошо, напишу.


...Они живут по максимуму, требуя от жизни: или все или ничего. И вне сцены Мария Байер такая же. В прежние времена, когда все спектакли обсуждали свердловские или московские критики, стоило им не похвалить игру Марии, она готова была рыдать, искренне считая, что ее жестоко отругали. Стоит ей не услышать «запрограммированных» после конкретной сцены всхлипываний или смеха, она будет уверена, что провалилась...

- Преувеличиваешь!
- А что, это неправда?
- Наверное...правда. Ведь я, в общем-то, совсем не похожа на моих героинь - у меня нет такой душевной силы, как у них, такой внутренней защищенности и уверенности... Но все равно, ведь я для себя главный критик.
- Это точно.


Начиная работать над ролью, она всегда идет от себя, от своего ощущения создаваемого характера, поэтому режиссерам с ней непросто. Случилось так, что репетируя Аркадину в «Чайке», она никак не хотела согласиться с режиссерской трактовкой образа. Но насколько смогла победить себя, выполнила предложенный им рисунок роли.

- Зачем ты про «Чайку»? Знаешь же, что я ее не люблю!
- Зато я люблю. Это был один из лучших спектаклей театра.


...Но она даже сейчас, когда спектакль уже давно не идет, не любит смотреть его видеозапись и, сколько не уверяй ее, что Аркадина была ее удачей, - не верит, потому что больше всего все-таки доверяет себе и судит себя строже, чем другие.

- Этому я научилась у мамы. Ты обязательно напиши о ней! И об отце. Вообще, о нашей актерской династии.
- Написала я уже.


Ее мама Нина Александровна Малисова - народная артистка Удмуртии, известнейшая актриса Российской периферии.

- Она была великая актриса! Ее в Москву сто раз приглашали! Она весь мировой репертуар переиграла - Вассу Железнову, мамашу Кураж, Толганай из «Материнского поля»... Великая, понимаешь? Исправь, пожалуйста!
- Хорошо, исправлю...


Ее отец Рэм Георгиевич Байер играл Ромео и Д`Артаньяна, князя Мышкина и Гамлета, он любил характерные роли. По наследству эта любовь передалась Марии. И музыкальность, певческий голос у нее тоже от отца, который сейчас живет и работает в Америке.

- Ну, музыкальность у меня и от мамы тоже! А еще, знаешь что интересно, отец пел под псевдонимом Роман Романов, выступал в Карнеги-холле и Линкольн-холле, гастролировал по Европе. Американская пресса называла его королем русского и цыганского романса.

...Сын Марии - Тимофей Кожухар - артист в третьем поколении. Сначала он работал у Романа Виктюка, сейчас перешел в московский театр «Жар-птица».

- А ведь я изо всех сил старалась уберечь его от театра - у актеров такая несвободная жизнь, такая постоянная зависимость - от обстоятельств, от репертуара, от режиссеров... Не смогла... Ну, читай дальше!
- Читаю...


...Ее путь в актрисы был традиционным для девочки из актерской семьи. Родители, конечно же, были против, чтоб она шла на сцену, отдали ее в художественную школу и прочили ей карьеру художника-модельера. С одной стороны, они старались не напрасно: Мария и сейчас прекрасно вяжет, создавая оригинальные модели. Но с другой стороны... За месяц до выпускных экзаменов она бросила школу и пошла работать на телевидение помощником режиссера, вскоре перебралась в театр, стала сначала реквизитором, а потом актрисой вспомогательного состава и в первый свой сезон сыграла двенадцать ролей!

- Я их выучила, стоя за кулисами во время спектаклей. А когда, вдруг заболевали актрисы, быстро вводилась на их роли.
- Не перебивай по пустякам!


... До Нижнетагильского в ее жизни было еще три театра - Ижевский русский им. В.Короленко, Ульяновский областной и Кустанайский имени М.Горького.

- Ижевский я больше всех люблю, может, потому, что сыграла за двенадцать лет 42 роли, за две из них - Нэркэс в спектакле «Месть» Ю.Юмагулова и Залифу в «Обете» З.Биишевой получила Дипломы первой степени в Ленинграде на Всероссийских фестивалях национальной драматургии...
- Чего ты плачешь-то?
- Понимаешь, с этим театром молодость связана, любовь... И еще... там я играла в одних спектаклях с мамой...


Двенадцать лет Мария Байер работает в нашем театре, здесь стала она заслуженной артисткой России, здесь сыграла многие дорогие ей роли и, надеюсь, сыграет еще те, о которых мечтает...

- Это все?
- Ты считаешь, я о чем-то важном умолчала?
- О том, сколько мне лет... Везде афиши висят: «М.Байер приглашает на юбилейный бенефис». А какой юбилей, не написано.
- Маш, ну ведь сорок пять - это не юбилей! А на шестьдесят ты не выглядишь. Так что тут нет никакой загадки!
- Ну и тайны никакой нет. Мне пятьдесят! И я люблю сцену, театр, всех моих героинь. Я не могу жить без их радостей и страданий, не могу жить без слепящего света софитов, без репетиций и премьер, без моих партнеров и моих зрителей!
- Хорошо, так и закончим!


Ольга ЧЕРЕПОВА, «Тагильский рабочий» 3 апреля 1997


Мария Байер: Жить здесь и сейчас


Заслуженную артистку России, актрису Нижнетагильского драматического театра Марию Байер знает и любит публика. Тагильчанам запомнились ее работы В спектаклях "Леди Гамильтон" Т.Реттигана, "Чайка" А.Чехова, "Горное гнездо" по Д.Н.Мамину-Сибиряку (Свердловская .государственная телерадиокомпания сняла одноименный телефильм), "Не боюсь Вирджинии Вульф" по пьесе Э.Олби, за которую она и ее партнер А.Саловский удостоены премии Главы города "За достижения в области культуры и искусства". С актрисой побеседовал член Союза художников России, старший научный сотрудник Нижнетагильского музея-заповедника Александр Смирнов.    
 

- Мария Рэмовна, прошло пять лет после нашей последней встречи на страницах печати. Что изменилось и что произошло за это время?

 

Ну, во-первых, прошли еще пять лет…  А если серьезно, то у меня состоялось несколько значительных работ: это прежде всего Марта, так много мною выстраданная, ведь я шла к ней всю свою жизнь. Прочитав пьесу Э.Олби "Кто боится Вирджинии Вульф?" в 20-летнем возрасте, я поняла, что в свое время обязательно сыграю роль главной героини - женщины вольной, язвительной, стервозной или дамы с перчиком.

 

Я рада, что мне удалось это осуществить, а, кроме того, вытащить на свет божий хрупкие росточки режиссерского самовыражения молодого актера нашего театра Игоря Булыгина. Как мы работали! Это было взахлеб и, казалось, что спектакль надолго, но из жизни ушел Саша Саловский, мой партнер по работе в этой труднейшей пьесе, и все оборвалось... Как жаль... Оказывается есть незаменимые. Саша был просто блестящ в роли Джорджа - мужа моей героини Марты... Нас связывали долгие годы дружбы и партнерства, а партнер он был действительно великолепный. "Вирджиния" была нашим лучшим спектаклем. К сожалению, в декабре мы простились со спектаклем "Филумена Мартурано", где я играла Филумену немногим менее десяти лет.

 

В эти годы на сцене мне удалось создать еще несколько образов: прежде всего хотелось бы отметить графиню де Бревиль в пьесе Василия Сигарева по мотивам романа Ги де Мопассана "Пышка". Шикарная, опустившаяся до низов униженная особа мне была интересна и, кажется, образ ее мне удался. Помнится, мы очень дружно работали и с режиссером Валерием Павловичем Пашниным, и со всеми актерами. Мне кажется, тогда у нас получился ансамбль, а это дорогого стоит. Недаром спектакль и его режиссер удостоены Дипломов IVМосковского фестиваля театров малых городов в 2002 году.

 

В последние годы я играю Олимпиаду в комедии Н.Птушкиной "Плачу вперед", Кормилицу в "Ромео и Джульетте", работаю в "Маленьких трагедиях" Пушкина, где моя героиня Мэри в "Пире во время чумы" не только что произносит пару фраз, но еще и поет пушкинский монолог. 

 

Конечно, не прошло бесследно соприкосновение с драматургией Уильяма Шекспира: я играю королеву Гертруду в "Гамлете". Хотя премьера состоялась совсем недавно, все время заново "прочитываю" эту роль – она требует невероятной самоотдачи.

 

Что еще произошло? Да вот, пожалуй, сменились условия нашей работы. Если ранее наш театр мог поставить до 6, а то и 8 спектаклей в год, то сейчас от силы 2-3.

 

- А с чем это связано?

 

Я думаю, прежде всего это связано с нехваткой средств: ведь любой спектакль – это дорогостоящее предприятие. Нужны хорошие костюмы, музыка, декорации, реквизит и даже современная пьеса требует денег для оплаты ее автору, поэтому классику сейчас ставить немного дешевле. Что вы и видите. Так что репертуарная политика зависит  от многих  факторов театральной и не только театральной жизни, но давайте не будем загружать бедных читателей мало интересными им рассуждениями.

 

Я поняла в последние годы – что будет, то и будет. Надо жить здесь, сегодня и сейчас, ведь жизнь у нас одна.

 

- Не надо много рассуждать и загадывать вперед?

 

Да, сейчас я вперед и не загадываю. Только стыдно и обидно, что люди, несущие свет культуры и искусства в народ,  являющиеся как будто его достоянием, из-за нехватки средств, а может просто с сознательным их перераспределением в пользу тупикового развития, не могут реализовать себя, свои возможности, свои проекты и планы. А потом вдруг спохватываемся, что же с нашим обществом, что же с нашей молодежью?!

 

Работать надо сегодня и сейчас, и каждому на своем месте. Все тогда будет. А то получается, как сказал  русский великий актер Ливанов: "А вы не пробовали нас дустом?!"

 

- Мария Рэмовна. Давайте немного о светлом. О Вашем юбилейном бенефисе.

 

Пьеса Бертольда Брехта "Мамаша Кураж и ее дети" – это моя давняя мечта, которая сейчас осуществляется. Валерий Павлович Пашнин предложил "Мамашу Кураж" специально для моего бенефиса. Спектакль будет музыкальный – я много пою, и мои партнеры. Вообще, с такой сложной ролью я еще не встречалась, но надеюсь, что все получится. Мамаша Кураж – моя давняя мечта, и ее образ – вне времени!

 

- Благодарю Вас, Мария Рэмовна. Пусть сбываются все ваши мечты.

 

- Спасибо вам на добром слове.

 

("Горный край", 2004)

 

 

Мария Рэмовна, прошло пять лет после нашей последней встречи на страницах печати. Что изменилось и что произошло за это время?

Ну, во-первых, прошли еще пять лет… А если серьезно, то у меня состоялось несколько значительных работ: это прежде всего Марта, так много мною выстраданная, ведь я шла к ней всю свою жизнь. Прочитав пьесу Э.Олби "Кто боится Вирджинии Вульф?" в 20-летнем возрасте, я поняла, что в свое время обязательно сыграю роль главной героини - женщины вольной, язвительной, стервозной или дамы с перчиком.

Я рада, что мне удалось это осуществить, а кроме того вытащить на свет божий хрупкие расточки режиссерского самовыражения молодого актера нашего театра Игоря Булыгина. Как мы работали! Это было взахлеб и, казалось, что спектакль надолго, но из жизни ушел Саша Саловский, мой партнер по работе в этой труднейшей пьесе и все оборвалось... Как жаль... оказывается есть незаменимые. Саша был просто блестящ в роли Джорджа - мужа моей героини Марты... Нас связывали долгие годы дружбы и партнерства, а партнер он был действительно великолепный. "Вирджиния" была нашим лучшим спектаклем. К сожалению, в декабре мы простились со спектаклем «Феломена Мартурано», где я играла Филумену немногим менее десяти лет.

В эти годы на сцене мне удалось создать еще несколько образов: прежде всего хотелось бы отметить графиню де Бревиль в пьесе Василия Сигарева по мотивам романа Ги де Мопассана «Пышка». Шикарная, опустившаяся до низов униженная особа мне была интересна и. кажется, образ ее мне удался. Помнится, мы очень дружно работали и с режиссером Валерием Павловичем Пашниным и со всеми актерами, мне кажется, тогда у нас получился ансамбль, а это дорогого стоит. Недаром спектакль и его режиссер удостоены Дипломов IVМосковского фестиваля театров малых городов в 2002 году.

В последние годы я играю Олимпиаду в комедии Н.Птушкиной «Плачу вперед», Кормилицу в «Ромео и Джульетте», работаю в «Маленьких трагедиях» Пушкина, где моя героиня Мэри в «Пире во время чумы» не только что произносит пару фраз, но еще и поет пушкинский монолог.

Конечно, не прошло бесследно соприкосновение с драматургией Уильяма Шекспира: я играю королеву Гертруду В «Гамлете»: Хотя премьера состоялась совсем недавно, все время заново «прочитываю» эту роль – она требует невероятной самоотдачи.

Что еще произошло? Да вот, пожалуй, сменились условия нашей работы. Если ранее наш театр мог поставить до 6, а то и 8 спектаклей в год, то сейчас от силы 2-3.

- А с чем это связано?

- Я думаю, что прежде всего это связано с нехваткой средств: ведь любой спектакль – это дорогостоящее предприятие; нужны хорошие костюмы, музыка, декорации, реквизит и даже современная пьеса требует денег для оплаты ее автору, поэтому классику сейчас ставить немного дешевле. Что вы и видите. Так что репертуарная политика зависит от многих факторов театральной и не только театральной жизни, но давайте не будем загружать бедных читателей мало интересными им рассуждениями .
Я поняла в последние годы – что будет, то и будет. Надо жить здесь, сегодня и сейчас, ведь жизнь у нас одна.

- Не надо много рассуждать и загадывать вперед?

- Да, сейчас я вперед и не загадываю. Только стыдно и обидно, что люди, несущие свет культуры и искусства народ, являющиеся как будто его достоянием, из-за нехватки средств, а может просто с сознательным их перераспределением в пользу тупикового развития, не могут реализовать себя, свои возможности, свои проекты и планы. А потом вдруг спохватываемся, что же с нашим обществом, что же с нашей молодежью!?
Работать надо сегодня и сейчас и каждому на своем месте. Все тогда будет.
А то получается, как сказал русский великий актер Ливанов: «А вы не пробовали нас дустом?!»

- Мария Рэмовна. Давайте немного о светлом. О Вашем юбилейном бенефисе.

- Пьеса Бертольда Брехта «Мамаша Кураж и ее дети» – это моя давняя мечта, которая сейчас осуществляется. Валерий Павлович Пашнин предложил «Мамашу Кураж» специально для моего бенефиса. Спектакль будет музыкальный – я много пою, и мои партнеры. Вообще, с такой сложной ролью я еще не встречалась, но надеюсь, что все получится. Мамаша Кураж – моя давняя мечта, и ее образ – вне времени!

- Благодарю Вас, Мария Рэмовна. Пусть сбываются все ваши мечты.

- Спасибо Вам на добром слове.

«Горный край», 2004 год