Иван Кашников

 

Иван Евгеньевич Кашников - артист, один из первых тагильских актеров, основатель театральной династии

 

 1 .jpg - 324.18 kb  

К 60-летию актера

Иван Евгеньевич и его роли

Тагильчане наверняка заметили яркие афиши городского драматического театра, на которых выделяются цифры: «60-40-30». Это значит, что Ивану Евгеньевичу Кашникову исполнилось 60 лет. 40 из них он играет на сцене уральских театров. 30 – работает в Нижнетагильском драматическом.

Познав азы актерского мастерства в студии при Свердловском драматическом театре имени «Комсомольской правды», Кашников выступает на сцене Ирбитского драматического театра. Первыми были роли в пьесах «Мещане», «Егор Булычов и другие» М. Горького.

«Сорок первый, сорок трудный, сорок страшный год», одевший страну в шинели, призвал в строй защитников Родины и Ивана Евгеньевича Кашникова. Когда грохотали пушки, сокрушать врага помогали и музы

 Рядовой полоцкой инженерно-саперной бригады Иван Кашников по заданию политотдела создает ансамбль песни и пляски. Искусство тогда было приравнено к штыку, сознание этого вдохновляло, удесятеряло силы руководителя солдатского ансамбля. Медали, которых удостоен Иван Евгеньевич, - это награды и солдату, и артисту. 9 мая 1945 года старший сержант И. Кашников встретил вместе со своим ансамблем в Прибалтике.

Многое повидал он на войне. Богаче стал жизненный опыт, а, следовательно, шире и актерский диапазон. Придя на сцену Нижнетагильского драматического театра в год его создания, Кашников смело берет четыре сценические «октавы». Краски лирические, драматические, мягко комедийные и яростно сатирические составляют арсенал его изобразительных средств. Актер выбирает из них именно те, которые нужны ему сегодня для решения конкретной роли, определенного характера

 

apr20214.jpg - 120.4 kb  apr20210.jpg - 121.4 kb    

Из более ранних сценических образов, ставших, на наш взгляд, этапными, хочется напомнить Сердюка («Иркутская история» А. Арбузова), Дегтяренко («Настоящий человек» Б. Полевого), Федора («Мать своих детей» А. Афиногенова).

С годами стала тоньше психологическая разработка роли, крупнее мышление, последовательнее выявился процесс развития характера. Кашников создает образы Яичницы в «Женитьбе» Н. Гоголя, Джильберта в «Марии Тюдор» В. Гюго, Огородникова в «Семье» Н. Погодина. За роль Никиты Демидова, основателя уральских заводов в спектакле « Были Каменного пояса», он удостоен диплома первой степени на смотре театральных коллективов к 100-летию со дня рождения К. С. Станиславского

 

img_0011.jpg - 197.35 kb    1pos.jpg - 124.5 kb 

Постепенно раскрылся редкий дар И. Е. Кашникова- умение много сказать в маленькой роли. Среди таких хочется отметить Чуднова в «Кремлевских курантах» Н. Погодина, парторга Капанадзе в спектакле «На диком береге» по пьесе Б. Полевого, Амиаса Пуалета, главного стража Марии в трагедии Шиллера «Мария Стюарт».

Среди множества ролей сыгранных И. Кашниковым, трудно найти хотя бы две-три похожие. В поисках путей создания сценического персонажа Иван Евгеньевич параллельно изучает характер человека, которого готовится сыграть, ищет внешние приметы характера, а в соответствии с этим лепит уже весь образ.

Яркости, неповторимости своих героев актер добивается, прежде всего стремясь глубже проникнуть во внутренний мир каждого из них, понять мотивы поступков, глубоко изучить авторский текст пьесы и ее режиссерскую партитуру. Особый интерес для Кашникова представляет работа над классическими произведениями, а их в творческом паспорте актера немало: «Пучина» А. Островского (Пуд Кузмин Боровцев), «Ревизор» Гоголя (городничий), «Царь Федор Иоаннович» А. Толстого (Иван Петрович Шуйский)

 

img_0005 2.jpg - 218.82 kb     .jpg - 173.76 kb 

Актер играл большие и маленькие, положительные и отрицательные роли в пьесах зарубежных драматургов Бомарше, Жери, Ремарка...

Впервые встретившись со спектаклями по пьесам советских драматургов еще на студенческой скамье, Кашников продолжает играть в них и по сей день. Зрителям, конечно, запомнился его молодой весельчак Митя Гиря из «Сельских вечеров» председатель горсовета Онохин из спектакля «Далеко от Сталенграда», принципиальный Сартаков из «Совести» В. Пановой, боцман крейсера «Заря» в «Разломе» Б. Лавренева.

Интересны две последние работы актера. В «Характерах» В. Шукшина Кашников играет председателя колхоза Матвея Степановича. Не может уснуть председатель под звуки Венькиной гармони, сладко тревожат они сердце пожилого человека. Загрустил он, заслушался. И постепенно стали слышны  ему не только звуки музыки, но и души людей его деревни. Он пристальнее всматривается в своих односельчан, таких разных и удивительных, начинает глубже понимать и любить их. Тонко и лирично ведет актер роль, в мягкой манере игры, в сдержанном тоне так и слышатся шукшинские нотки.

В спектакле «Люди, которых я видел» Кашников исполняет роль командующего фронтом Русакова. Русаков у него не только талантливый генерал, но и просто хороший человек: умный, добрый, гуманный. Он не чувствует себя героем, считает, что совершает абсолютно естественные поступки: в нем живет осознание готовности самопожертвования во имя главного, во имя Победы. Кашников показывает, как, руководствуясь логикой совести, Русаков может быть гневным, порой жестоким, но в то же время он по-отечески добр с солдатами. Генерал Русаков – несомненный успех актера, а весь спектакль стал данью памяти, театральным гимном тем, кто выстоял на войне, кто ушел из жизни, завоевав Победу.

На последних афишах Нижнетагильского драматического театра им. Мамина-Сибиряка рядом можно прочесть: «И. Е. и Е. И. Кашниковы». Евгений – сын Ивана Евгеньевична, он пошел по пути отца, закончил театральное училище в Свердловске и сейчас работает у нас в театре.

Зрители театра имени Мамина-Сибиряка благодарны И. Е. Кашникову – одному из старейшин коллектива, работающему здесь со дня основания театра. Из недели в неделю. Из сезона в сезон. 30 лет. Непрерывно.

О.Петрищева, «Тагильский рабочий», 13 декабря 1975

kashnikov i.jpg - 175.54 kb    13kashnikov.jpg - 221.12 kb 

 

Иван Евгеньевич, Евгений Иванович, Евгения Захаровна КАШНИКОВЫ

Более 80 лет на тагильской сцене

 Иван Евгеньевич Кашников  начинал свою творческую биографию в Ирбите. А с  1946 был предан  зрителям Нижнетагильского драматического. Он был старо­жилом театра, редким человеком и ярким артистом. Мощного телосложения, импозантный, громогласный, он играл председателя исполкома в «Цыгане», председателя колхо­за в «Характерах», генерала Руса­кова в спектакле «Люди, которых я видел», Джильберта в «Марии Стюарт», Шуйского в «Царе Федо­ре...» Он очень подробно работал над каждой пьесой, дотошно ис­следовал характер будущего ге­роя, «лепил образ» по всем кано­нам старой театральной школы и вкладывал в него собственную богатую душу и весь свой талант.   Когда вырос и стал артистом его сын Евгений, Иван Евгеньевич мечтал сыграть  с ним на одной сцене.  Но сначала молодой артист  уехал в Челябинск.  Мечта отца сбылась в 1974 год, когда Женя стал его партнером на тагильской сцене. Они сыграли вместе в гоголевс­кой «Женитьбе»: отец — Яичницу, а сын — Кочкарева... Когда в 1996 году  Евгению Кашникову  присвоили звание заслуженного артиста, он сказал: «Это звание нам на двоих, но большая часть — отцу».  Иван Евгеньевич уже не мог разделить радость сына…

Возвращение младшего Кашникова в Тагил было связано с рождением нашей семьи. Нам предложил остаться в этомА.И. Щеголев, режиссер, с которым я работала несколько лет в Смоленске.  Тогда он был назначен­ны главным в тагильскую дра­му. От предложения Анатолия Ивановича мы не отказались. У нас были замечательные роли! У него — Митч («Трамвай «Жела­ние»), Трессер («Человек со звез­ды»), Бэмс в спектакле В. Хоркина «Взрослая дочь молодого челове­ка». Она была любимой у Жени, потрясающей его работой. Ему удалось в 30 с небольшим лет сыг­рать сломанную человеческую судьбу, некоторые драматические моменты без слез было невозмож­но смотреть. И у меня были глав­ные роли в спектаклях «Драма из-за лирики» — Марина, «С лю­бимыми не расставайтесь» — Катя, «Старый дом» — Саша. Мы были молоды, наверное, амбициозны и, задумав вырваться на простор, в 1980 году отправились пробовать себя в театрах больших городов. Семь лет мы работали в Петроза­водске и Казани. А потом верну­лись в Тагил — навсегда!

 Для меня это время связано с интересными ролями в спек­таклях «Двое на качелях», где мы партнерствовали с А. Саловским, «Звезды на утреннем небе», «Сан­та Крус», «Женский стол в Охот­ничьем зале», «Горное гнездо» — в них мы вновь работали с Женей. У него наступила пора творческого взлета. С успехом играет он и ко­медийные, и глубоко психологи­ческие, тонкие роли в спектаклях «Свалка», «Женское постоянство», «Дядюшкин сон». Играет Дорна в «Чайке», Доменико в «Филумене Мартурано», Нельсона в пье­се «Леди Гамильтон». Его работу в спектакле «Цианистый калий... с молоком или без?» высоко оце­нила А. А. Егорова в «Тагильском рабочем», так описав ее: «Его ста­ричок дон Грегорио, этакий «бо­жий одуванчик» с седым хохолком на макушке, невинными глазами младенца, с семенящей походкой старца и бурным темпераментом молодого любовника». Он работал в жанре буффонады и гротеска, Это был актерский фейерверк, лег­кий и искрометный...

 В трагедии «Ромео и Джульетта» мы играли чету Капулетти. В этом спектакле он вышел на сцену за три дня до того, как его не ста­ло... Давно уже нет на свете его отца. Но оба они — Иван и Евге­ний Кашниковы оставили яркий след в истории нашего театра, ко­торому они прослужили 50 лет.

…Прежде на  театре было принято женам актеров иметь сценический псевдоним, чтобы не повторялась в программках одна и та же фамилия. Пусть повторяется, пусть звучит! В память о дорогих мне людях, ради того, чтобы продлилась актерская династия, я поменяла фамилию Бычкова, под которой жила на сцене 30 лет, на фамилию любимых моих людей.

Евгения Кашникова