В. Лотар-Шевченко

 

 

Вера Августовна Лотар-Шевченко - легендарная пианистка, работала концертмейстером в нашем театре в начале 50-х годов

 

l-sh3-300x237.jpg - 73.01 kb       

В программке спектакля «Ее друзья» указано: «Этюд Рахманинова исполняет В. Лотар-Шевченко». Вера Августовна Лотар-Шевченко - француз­ская пианистка, освободившись из ГУЛАГа, где она провела 13 лет. В 1951 - 1954 годах работала над созданием спектаклей с режиссером Владимиром Мотылем.

Ею была написана му­зыка к спектаклям «Бешеные деньги», «С любовью не шутят», «Мария Тюдор» и другим. Каждый вечер садилась она к фортепиано и восхищала своим «му­зыкальным сопровождением» зрителей и актеров.

   

Пианистка Вера Лотар родилась в Турине в 1901 году.

В Париже она  вышла замуж за сотрудника советского торгпредства Владимира Шевченко. И в 1938 году переехала с ним в СССР. Встретили её, в полном соответствии с духом этого страшного года. Только заступничество известной  пианистки М.В.Юдиной позволило Лотар-Шевченко  начать работу в Ленинградской государственной филармонии.

Сначала арестовали мужа, а затем и её. Более тринадцати лет Вера Лотар-Шевченко провела в сталинских лагерях. Невиновная отбывала назначенный ей срок в Сахалинлаге и Севураллаге. Все эти долгие годы единственным её инструментом была вырезанная на нарах кухонным ножом фортепианная клавиатура. В редкие свободные минуты она «играла» на этом безмолвном инструменте. Заключённые, наблюдавшие эти необычные концерты, были потрясены её преданностью музыке и уверяли, что понимали и слышали, что она пыталась извлечь своими искорёженными тяжёлой физической работой пальцами из самого необычного музыкального инструмента XX века.

После освобождения она работала концертмейстером в  театре города Нижний Тагил, где осуществлял свои первые постановочные замыслы будущий знаменитый российский кинорежиссёр Владимир Мотыль.

Затем жила в далёком Барнауле, а в середине семидесятых годов  по приглашению основателя Сибирского отделения АН СССР  М. Лаврентьева переехала в знаменитый Академгородок под Новосибирском. Солистка Новосибирской государственной филармонии. Вера Лота-Шевченко прожила в Академгородке шестнадцать счастливых лет,  гастролировала в Москве и Ленинграде, Новосибирске, Одессе, Омске, Свердловске.

Она не раз получала возможность возвратиться во Францию и всегда отказывалась: «Это было бы предательством памяти русских женщин, помогавших мне выжить в адских условиях заключения».

Вера Лотар-Шевченко

2.jpg - 82.12 kb  

Вы можете посмотреть  фильм об удивительной жизни француженки Веры Лотар, вышедшей замуж за  советского дипломата Владимира Шевченко и попавшей в след за ним в ГУЛАГ.Нназывается он  "Руфь"

В этой картине снимался бывший артист нашего театра Павел Семенихин

 

 

Людмила Карташева

В лагере зэки кухонным ножом вырезали для нее на нарах фортепианную клавиатуру. И она по ночам играла на этом безмолвном инструменте Баха, Бетховена, Шопена. Женщины из барака уверяли потом, что слышали эту беззвучную музыку, просто следя за ее искореженными работой на лесоповале пальцами и лицом.
Дочь француза и испанки — преподавателей Парижского университета Сорбонна, Вера Лотар училась в Париже у Альфреда Корто, затем в Венской академии музыки. В 12 лет дебютировала с оркестром под руководством великого Артуро Тосканини.
Будучи уже известной пианисткой, дававшей сольные концерты во многих странах мира, вышла замуж за советского инженера Владимира Шевченко и в 1938 году приехала с ним в СССР.. Вскоре Владимир Шевченко был арестован. Вера кинулась в НКВД и стала кричать, путая русские слова и французские, что муж ее — замечательный честный человек, патриот, а если они этого не понимают, то они — дураки, идиоты, фашисты и берите тогда и меня… Они и взяли. И будет Вера Лотар-Шевченко тринадцать лет валить лес. Узнает о смерти мужа в лагере и двух детей в блокадном Ленинграде.
Освободилась в Нижнем Тагиле. И прямо с вокзала в драной лагерной телогрейке из последних сил бежала поздним вечером в музыкальную школу, дико стучала в двери, умоляя о «разрешении подойти к роялю»… чтобы «играть концерт»…
Ей разрешили. У закрытой двери, не смея зайти, рыдали навзрыд педагоги. Было же понятно, откуда она прибежала в драной телогрейке. Играла почти всю ночь. И заснула за инструментом. Потом, смеясь, рассказывала: «А проснулась я уже преподавателем той школы». Последние шестнадцать лет своей жизни Вера Лотар-Шевченко жила в Академгородке под Новосибирском.
Она не просто восстановится после лагеря как музыкант, но и начнет активную гастрольную деятельность. На ее концерты билеты в первый ряд не продавали. Места здесь предназначались для тех, с кем разделила она страшные лагерные годы. Пришел — значит, жив.
Пальцы у Веры Августовны до конца жизни были красные, корявые, узловатые, гнутые, изуродованные артритом. И еще — неправильно сросшиеся после того, как их на допросах переломал («не спеша, смакуя каждый удар, рукоятью пистолета») старший следователь, капитан Алтухов. Фамилию эту она помнила потом всю жизнь и никогда его не простила...
На её могиле выбита её собственная фраза: «Жизнь, в которой есть Бах, благословенна.»

 

Международный конкурс пианистов памяти Веры Лотар-Шевченко проводится с 2005 года в Новосибирске