Лауреаты премии Главы города 2002 года: Мария Байер и Александр Саловский

 

Премия Главы города Нижний Тагил присуждается артистам Нижнетагильского драматического театра, исполнителям главных ролей в спектакле по пьесе Э. Олби "Не боюсь Вирджинии Вулф"  заслуженной артистке России   Марии Байер  и  Александру Саловскому  за личный творческий вклад  в  развитие  культуры города.    (Режиссер спектакля И.Булыгин)

                                       

 

Мария Байер

Александр Саловский

 

 

  

Сценический роман

Впервые на сцене Мария Байер и Александр Саловский встретились   десять лет назад. Оба были уже опытными актерами, с огромным багажом главных ролей. Он в актерской юности имел счастье сыграть Никиту во "Власти тьмы" Л.Толстого, Белугина в "Женитьбе Белугина" А. Островского, Александра в "Последних" М.Горького.   Ей судьба преподнесла роли Мирандолины, Виринеи, Ларисы Огудаловой в  Ижевском и Ульяновском театрах, и экстравагантных, лирических, трагических   героинь на тагильской сцене.

В первом совместном их спектакле - драме "Яма" А.Куприна -  М.Байер и А.Саловскому  достался небольшой, почти служебный эпизод. Но темперамент и дарование  актеров  вывели персонажей за рамки скупого сценического материала. И было понятно, что ее героиня - блестящая актриса Ровенская, глядящая большими печальными глазами не вокруг, а вовнутрь себя, живет в прошлом, измотавшем ее душу. А его адвокат Чаплинский, очарованный Ровенской, - напротив,  мечтает из своего прошлого уйти   в будущее,  где центральное место отдано ей. Их короткое свидание в ресторане плавно перетекало в посещение публичного дома, в раздирающий сердце романс, который красивым грудным голосом М.Байер пела проституткам,  и в безумную неловкость Чаплинского  за их неуместную "экскурсию",  бесцеремонное вмешательство в чужую жизнь и за  нелепую выходку.

 

 

 Эта  мимолетная встреча актеров, вовсе не  предвещала  продолжения сценического «романа». И режиссеры, по-прежнему, словно сговорившись, занимали их в разных спектаклях. А.Саловский поразил искренностью и драматизмом в драме  "О мышах и людях", М. Байер - одержимостью  и страстью   в "Леди Гамильтон".  Опять на минуту столкнулись они в музыкальной комедии «Царица и велосипед", а в "Ромео и Джульетте" ее неугомонная Кормилица так ни разу и не встретилась с его отчаянным и дерзким Тибальтом.

Дебют   их настоящего  дуэта состоялся только в  чеховской "Чайке", где они, наконец, сошлись - Байер-Аркадина и Саловский-Тригорин. Своеобразный режиссерский замысел, необычное построение спектакля, даже парниковая пленка, в которую была одета сцена,   сказались на необычности их героев, на странной их любви, на их кажущейся несовместимости, которая выливалась в парадокс: эти разные люди, существовать один без другого  не умели, не могли  и  не хотели.

Самой яркой  в спектакле была сцена, когда Аркадина уговаривала Тригорина уехать, вырывая его из пут  неожиданного вспыхнувшего чувства к Нине Заречной.  Барахтаясь по полу,  М.Байер-Аркадина восклицала: "Ты - самый лучший! Ты - гордость России!", потом буквально взгромождала  на стул огромного, красивого, талантливого и напрочь лишенного  воли А.Саловского-Тригорина. И это был уже не стул - пьедестал, и не Тригорин - а монумент писательскому гению, божеству,  с трудом удерживающему равновесие на полусогнутых трясущихся ногах... 

Эта сцена долго не давалась актерам. Сколько бы вариантов они не пробовали,  режиссеру Владимиру Каминскому не хватало то фальши, то искренности, то их равнодушия, то их увлеченности. Бесконечными повторами он   довел М.Байер и А.Саловского до того, что они - оба уставшие и отчаявшиеся, безумно разозлись.   Не друг на друга, а на  «бородатое чудовище" за режиссерским столиком.  И с этой обозленностью и ненавистью еще раз, не знаю, пятнадцатый или тридцатый,   сыграли сцену. И вдруг Каминский остался доволен, они достигли того, к чему вел их режиссер.

Всякий раз эта остросатирическая сцена  была тем счастливым моментом актерской свободы, когда легко импровизировалось,  когда каждый шел от партнера, реагировал на взгляд, на изменившийся тембр голоса, на каждое дыхание.  А  в дуэте именно это ценно, именно это вдохновляет, именно это подкупает зрителей. 

 Если бы  в 1994 году уже существовала премия Главы города, то М.Байер и А.Саловский, я нисколько в этом не сомневаюсь,  получили бы ее  тогда - за Аркадину и Тригорина.  К   сожалению,   жизнь этого спектакля  в тагильском театре  оказалась недолгой, но в истории театра осталась  добрая память     о "Чайке" и о блестяще сыгранном дуэте. 

Дальнейший театральный репертуар опять надолго разлучил Саловского и Байер. Не думаю, что в годы сценической разлуки они тосковали. Они опять  играли главные роли: она -  в "Филумене Мартурано", он - в "Мустафе", оба -  в   "Горном гнезде", но    его генерал Блинов и ее Раиса Павловна были во враждующих лагерях,  и опять, как будто нарочно их герои  не встречались с глазу на глаз.

Зато в жестокой драме Э.Олби "Не боюсь Вирджинии Вулф" персонажи М.Байер и А.Саловского буквально не уходят со сцены и не расстаются. Здесь обоим актерам достались бенефисные роли мужа и жены - Джорджа и Марты. Порой эти два ненавидящих друг друга существа страшны и отвратительны. Они методично уничтожают друг друга, ищут слабые места,  и бьют именно по ним. Ведут драку без правил, словно  нет в них никаких чувств, кроме желчи и отвращения. Мария Байер играет женственную фурию с мужским характером, всем своим видом, поведением, каждым словом эпатирующую пришедших в дом гостей.   Джордж у А.Саловского - ее полная противоположность: он   невозмутим, сдержан и расчетлив. Но в каждом его взгляде читается не только   усталость от жизни и игры по правилам, установленным в их с Мартой семействе. В нем без труда угадывается тонкая, ранимая, романтичная душа, нежность и тоска по неосуществленной мечте.

От их жестокой игры,   в проигрыше оказались оба. И вдруг в финале, когда Марта и Джордж "убивают" своего так не родившегося ребенка,  становиться  ясно, как они любят, как нужны другу.   Режиссер спектакля И.Булыгин, как всякий режиссер, видит и слабые места в игре актеров: «Можно было бы говорить о просчетах, можно было бы придраться, найти технические ошибки в игре актеров. Можно было бы, если бы для М.Байер и А.  Саловского Марта и Джордж -   были бы только роли.  Но для них "Вирджиния" - не просто спектакль, это - часть жизни. Когда закрывается занавес,  они бросаются друг к другу в объятья, целуются, случается, что и плачут, и долго не могут расстаться,  и  просят друг у друга прощения, за все то, что они натворили за два часа спектакля.     Это уже  не игра, не роль, не спектакль.  Это - жизнь".

И за эту жизнь - не чужую, придуманную Э.Олби, а собственную, проживаемую вне сцены и на сцене в этом и многих других спектаклях , М.Байер и А.Саловский и удостоены премии Главы города "За выдающиеся достижения  в творческой деятельности".

     В сегодняшнем репертуаре  у Марии Байер - графиня де Бревиль в "Пышке", у Александра Саловского - рассудительный полковник Пикеринг в "Пигмалионе", и незадачливый Фредерик Феллоуз в комедии "Ох, уж этот театр", другие роли в спектаклях и великолепные сольные номера в капустниках,   где они работают порознь.

Есть у них и новый дуэт. В комедии Н.Птушкиной "Плачу вперед" Байер и Саловский уже не любовники, не муж и жена, а вообще, мало знакомые люди. Он - народный артист Михаил Распятов, а она - «новая русская« дама, размечтавшаяся за миллион долларов купить его себе в мужья.  Правда, здесь на сцене не дуэт, а квартет: сам любвеобильный Распятов, его жена, его юная беременная любовница и претендентка на звание его жены   Олимпиада, которую и играет  М.Байер.

 В ее исполнении эта влюбленная спонсорша - не только феерическая и непредсказуемая личность, с мефистофелевскими замашками, не только  напористая и уверенная в собственной соблазнительности хищница, но  и  обыкновенная глубоко несчастная женщина, совершенно опустошенная в финале в этой комедийной истории. А Распятов Саловского восхитительно неподкупен и так импозантен, что понятно, почему в его жизни  столько женщин, так непосредственен и трогателен, что в свои 60 лет напоминает большого ребенка.

Рассказывая об этом дуэте, постановщик спектакля В.Пашнин, заметил: « За многие годы  Мария Ремовна и Александр Николаевич настолько сработались,  что не только видят и слышат, они чувствуют друг друга.  А это наполняет спектакль таким глубоким подтекстом, такими нюансами, которые ни автор не напишет, ни режиссер не поставит. Корме того,   для них «Плачу вперед« - это первая совместная работа в комедии, а природу юмора оба они чувствуют и прекрасно понимают«.

Есть в этом спектакле у А.Саловского совсем не комедийная сцена - лирический монолог о театре. Трудно сказать, кто из них - актер Саловский или его герой - актер Распятов, или оба вместе выходят они на авансцену и, бросая цветы в зал,  открывают свою скрытую от посторонних глаз жизнь, свою душу, свою мечту.

«Я создам театр. Театр, который будет  только радовать и развлекать. Потому что развлечение - не пустяк, а огромная душевная потребность. И никогда на сцене моего театра обыкновенный человек не будет унижен, осужден, зло осмеян в своих слабостях«...

Молчит потрясенная и отвергнутая Олимпиада. Затаив дыхание,  слушает  исповедь  Александра Саловского зрительный зал. И долго аплодирует -   Актеру, его исповеди,  его мечте и  их талантливому дуэту с Марией Байер

                                                                  http://www.tagildrama.ru/images/proekt/konkurs/baier_salovsk/plachu_vpered.jpg